bezkalitnikov (bezkalitnikov) wrote,
bezkalitnikov
bezkalitnikov

После долгого молчания

В свое время меня очень вдохновил Перлз, его идеи, его гештальт-подход поразили меня до глубины души и своей необычной простотой и своей вызывающей манерой (чего только стоит фраза: «Выбросите своих родителей в мусорную корзину» или его концепция уровней человеческого общения: куриный помет, коровье дерьмо, слоновье дерьмо). Я представлял себя на месте клиентов, сидящих напротив этого бородатого старика, пускающего клубы дыма, с живым, но внимательным, даже пронизывающим взглядом, искренне мне улыбающегося, как добрый друг. Его манера держаться поначалу усыпляет, и я проникаюсь к этому старику таким доверием, какого никогда не было между мной и собственным отцом, а потом происходит отрезвление, этот старик говорит мне, что я саботирую всю работу, что я маменькин сынок, что все мои нагромождения причин и следствий моих неудач служат лишь тому, чтобы ничего не делать и ничего не менять в жизни. Так что же мне делать? Этот вопрос повисает в сизой пустоте.
Самое важное открытие, которое я сделал благодаря Перлзу, что я – источник своих жизненных трагедий, и я же – ключ к их разрешению. Никто, кроме меня, не способен указать как мне жить, пускай и с высоты тысячелетней мудрости. Любой догме должно пройти сквозь здоровый личный скептицизм, эту примерочную пригодности жизненных ценностей и установок, отправных точек. Сколько бы я ни старался окружить себя знакомствами, знакомыми, друзьями, братьями, внутри я остаюсь в одиночестве: «Я пришел в этот мир одинокий и голый, и таким я из этого мира и уйду». Мысли об одиночестве, о трагичности существования вообще, о смерти, о боли, о неисключительности меня – эти данности, которые выступили сквозь поверхностные слои обыденного сущестования, с которыми я столкнулся лицом к лицу и которые требовали к себе какого-то иного отношения, кроме отрицания. Перлз помог мне понять и отбросить всю словесную мишуру, которой я прикрывал все свои неудачи, страхи и боли прошлого: «Роза – это роза – это роза». В книге последователя Перлза, Джона Энрайта, приводится высказывание Фритца по поводу одиночества: «Чувство одиночества – это быть одному плюс поток дерьма». Быть одному – это действительно быть одному, но сюда примешиваются какие-то ворохи мыслей, фантазий, превращающие возможность побыть с собой в вялотекущий кошмар, квинтэссенцией которого выступает мысль о своей нетаковости: я недостаточно хорош, со мной что-то не так; и отстраненное, формальное сочуствие близких (кому нравится вспоминать, что он тоже боится своего одиночества?) лишь усугубляют положение. Перлз – это находка для всех мудрствующих невротиков, если они действительно к нему прислушаются. Спустя несколько лет я нашел это крайностью – отбросить любые попытки обобщения, интерпретации событий, происходящих со мной, отказ от каких-либо оценок, но у такой практики есть очень полезное свойство – практика внутреннего молчания позволила нащупать свой центр, мысли словно матовое стекло делают чувства нечеткими и размазанными, пристальное внимание к назойливому внутреннему голосу, который все говорит и говорит без умолку, с целью выслушать его и приглушить, в конечном итоге приводит к внутренней чистоте. Внутренняя жизнь, лишенная всех этих абстрактных психоаналитических нагромождений, становится более простой и, как сама жизнь, предельно мудрой. Мое тело способно говорить со мной посредством чувств. Если я прислушаюсь к нему, я услышу собственные потребности. Когда я чего-то хочу, я иду и делаю, я говорю да, без всякого «но…», потому что за этим «но…» следует все что угодно, лишь бы не делать, не проявлять воли, не принимать решений и остаться там, где я есть. У гештальта я обнаружил и другой неприятный побочный эффект – опора на себя привела меня к деланной независимости от окружающих, вылившейся просто в наплевательское отношение к близким, мастерски обставленное фразами о раздельности наших территорий: «Твои чувства – это твои чувства», об ответственности: «Ты ответственна за все, что происходит с тобой». Все это верно, но в руках блуждающего ума, эти утверждения становятся опасными спекуляциями, приносящими много боли. Но на самом деле, самое важное было начать двигаться и что-то делать, в конце концов, ошибки – это не грехи, и мы имеем на них суверенное право.
Tags: Перлз, гештальт, экзистенциализм
Subscribe

  • Эпический треугольник

    Сидя в темном кинозале, облокотившись о пластмассовую ручку кресла, вглядываясь в мелькающие кадры, не мог отделаться от навязчивой мысли,…

  • Дилемма свободы выбора

    "Давайте представим себе, что я являюсь всемогущим психологом, обладающим совершенным знанием физиологии, химии и молекулярной активности…

  • Трансформации

    В моей жизни происходят значительные события. Мои 28 лет оказались своеобразным рубежом - посвящением во взрослую жизнь, которое, наверное, у всех…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments